ОДЕССА

С точки зрения экономической науки демократия — инвестиция выгодная, но очень уж долгосрочная. Но все ли «инвесторы» согласны ждать дивидендов десятилетиями?

Спустя год после расстрела «Небесной сотни» кажется кощунственным даже ставить под сомнение вопрос, насколько искренне украинцы привержены идеалам свободы и демократии.

Ответ на него, казалось бы, дан самой «революцией достоинства»: говоря сухим научным языком, ожидаемые выгоды от успеха Майдана для общности (украинского народа) перевешивали любые потенциальные риски для отдельных ее представителей (даже риск расстаться с собственной жизнью). И речь не только о субъективном ощущении личной свободы и личного достоинства — но и о материальных ценностях. Ведь даже эмпирическим путем несложно убедиться, что в свободных и самоуправляемых обществах уровень жизни среднестатистического индивида выше, чем в диктатурах и автократиях. Самопожертвование ради блага потомков — стратегия беспроигрышная с точки зрения биологии.

С другой стороны, показатели ВВП на душу населения и даже Индекс человеческого развития, скрупулезно подсчитываемые различными международными организациями, все равно остаются «средней температурой по больнице». Неизменным спутником общества, основанного на демократии и свободном рынке, остаются неравенство и вызванное им ощущение несправедливости (которое и является главной движущей силой революций).

Для Украины — страны с невысоким средним уровнем доходов — проблема более чем актуальна. Падение производства и курса национальной валюты, безработица и удорожание товаров первой необходимости буквально ежедневно выталкивают за черту бедности десятки тысяч украинцев. Почва для социального взрыва подготовлена — и, как несложно догадаться, требования недовольных будут иметь мало общего с либеральными ценностями.

В декабре 2014 года, по данным социсследования КМИС, проведенного по инициативе ZN.UA, 26,3% украинцев поддерживали идею о национализации собственности олигархов — а социально-экономическая ситуация с тех пор точно не стала лучше.

И, что не менее важно, 32,6% опрошенных согласились с высказыванием  «в обществе зреет восстание». Добавим к этому еще такой штрих: доверие к добровольческим батальонам (24,5% доверяют им абсолютно) втрое превышает доверие к Президенту, впятеро — к премьер-министру и в восемь раз — к Верховной Раде.

ВЫХОД ЕСТЬ

Тем не менее сторонникам исключительно демократического развития страны есть чем отбиться. В помощь им — последние научные исследования взаимосвязи неравенства и демократии, проведенные Карлосом Фелипе Бальказаром и опубликованные Всемирным банком, которые показывают, как именно демократия ведет к снижению неравенства в обществе.

Бальказар исследовал страны Латинской Америки в период с 1905 по 2009 год (положа руку на сердце, их опыт действительно ближе к украинскому, чем опыт Восточной и Центральной Европы) и пришел к выводу, что демократия — это инвестиция в будущее снижение неравенства.

Если изобразить их взаимосвязь, получится график, похожий на перевернутую параболу: при переходе от авторитаризма к демократическим правам, свободам и принципам управления расслоение общества резко усиливается (Украина 90-х — еще одно тому подтверждение), но в дальнейшем неравенство сокращается.

Исследователь пришел к выводу, что двадцать лет в условиях демократии снижают неравенство в доходах между беднейшей и богатейшей прослойками населения на 20%. Но для этого, как понятно, необходимы двадцать лет беспрерывного демократического опыта. Украина же с ее двадцатитрехлетним постсоветским стажем прерывала его дважды: в эпоху «позднего Кучмы» и в период президентства Виктора Януковича. Но то, что украинцы допускали откаты к авторитарному правлению, тоже в своем роде правило, а не исключение.

ЖДАТЬ, НАДЕЯТЬСЯ, ВЕРИТЬ

Издание The Economist в январе 2014 года провело дискуссию о том, является ли демократия самоценностью. Ее участник, журналист и политолог Кристиан Кэрел, обосновал мнение, что для большинства людей важна не сама по себе демократия как конечная цель, а блага, которые она способна обеспечить.

Экономическое благосостояние, социальная справедливость, минимум личных прав и свобод — они-то и являются целью подавляющего (и при этом вполне рационально мыслящего) большинства, а демократия рассматривается как инструмент к получению этих благ.

Но дело в том, что минимум благосостояния для нищих авторитарный режим способен обеспечить быстрее, чем демократический. Иллюзию справедливости — тем более: все могут быть равны в относительной бедности, а показательные «расправы над олигархами» укрепят уверенность масс в приверженности режима идеалам эгалитаризма. При этом автократии вполне могут позволить подданным оставить себе некий базовый минимум «личного пространства» — это уже зависит от их изобретательности: в конце концов, даже в СССР сохранялась процедура всеобщих равных и тайных выборов.

Вопрос, насколько долго украинцы сохранят приверженность демократическим идеалам, остается открытым. Миллион беженцев и боевые действия в Донбассе — плохие союзники либеральных ценностей. Даже в менее рисковых условиях кризиса 2008–2009 годов украинцы в итоге сузили свои политические альтернативы до выбора между Виктором Януковичем и Юлией Тимошенко — выбора без выбора. А осенью 2014-го основная борьба развернулась между партиями Президента и премьер-министра: вряд ли стоит уточнять, что выбор между патернализмом и патернализмом — это имитация демократии. 

Информация по темам: евромайдан, кризис, Украина

12238
комментарии powered by Disqus

Последние новости

18:14

Гражданство забирают недемократические страны: Боровик о решении Киева

17:36

Школа в Белгороде-Днестровском стала призером рейтинга образовательных учреждений Украины

16:34

Генпрокуратура вмешалась в дело о возврате одесских зданий, отданных по «схеме Смоляра»

15:59

НАБУ проводит обыск в Одесской мэрии – СМИ

14:56

Порошенко уволил известного волонтера с поста главы Любашевской РГА

Погода
Погода в Одессе

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
 

   Copyright © 2015 «Комментарии:», все права защищены

Система Orphus