ОДЕССА

Считать Донбасс неотъемлемой частью Украины — это, прежде всего, интересоваться тем, как, чем и за что живут миллионы людей на этой территории

Очередная встреча руководителей МИД стран «нормандской четверки» 14 апреля в Берлине закончилась без сколь-нибудь ощутимых результатов. Анонсировались планы, что высокопоставленные дипломаты обсудят возможность введения миротворческой миссии в регион — но этого не произошло. Пришлось ограничиться призывами отвести военную технику и выразить «глубокую обеспокоенность».

Но вот само по себе желание ввести в Донбасс миротворческий контингент и усилия Украины по продвижению этой идеи на международной арене очень показательны. Если попытаться его переформулировать в категориях «реальной политики», то речь идет о стремлении переложить ответственность за ситуацию в регионе на миротворцев.

И, как представляется, именно в попытках переложить ответственность и кроется разгадка низкой эффективности любых международных переговоров по проблеме Донбасса.

СВОИМИ ИМЕНАМИ

Дипломатические усилия по разрешению проблемы восточных регионов Украины имеют достаточно простую подоплеку.

Попробуем объяснить побудительные мотивы стран, взявших на себя ответственность за урегулирование конфликта.

Германия претендует на роль европейского лидера — ее претензии подкреплены мощью немецкой экономики. Берлин должен был подтвердить свой статус не только экономического, но и политического локомотива ЕС. Иначе роль условного модератора конфликта перешла бы к Соединенным Штатам — а это поставило бы под вопрос саму эффективность панъевропейского проекта. Собственно, при участии Германии и произошла замена «женевского формата» на «нормандский».

Франция в такой ситуации не могла остаться в стороне хотя бы из соображений престижа. Где Берлин — там и Париж, вечное соперничество. При этом и Франция и Германия технично заблокировали посредническое участие Польши — не дав превратить «нормандский формат» в «веймарский треугольник», тем самым решив собственные проблемы в ЕС, связанные с чрезмерной активностью восточноевропейских членов союза.

Но при всем при этом очевидно, что ответственность за ситуацию в Донбассе Германия и Франция готовы на себя возложить разве что символическую. Близкие к переговорам источники рассказывают весьма показательную историю.

Немецкая сторона, ссылаясь на соглашения Минска-2, потребовала от Украины скорейшего восстановления полноценной работы банковской системы в Донбассе — на что украинская сторона предложила немецким банкам напрямую поучаствовать в этом процессе, открыв свои филиалы на территориях, подконтрольных незаконным вооруженным формированиям. Немцы троллинг оценили и вопрос замяли.

Так вот, называя вещи своими именами, придется констатировать, что международное посредничество не станет панацеей при попытках решить проблему Донбасса — мы имеем дело с «миротворцами поневоле», решающими собственные внешнеполитические задачи. По этой же причине можно предположить, что Франция и Германия не будут педалировать и вопрос введения «голубых касок» в зону конфликта.

КАРТИНКА В КАЛЕЙДОСКОПЕ

Какой бы ни виделась картина происходящего на востоке Украины из Парижа или Берлина, из Киева она выглядит еще более запутанной. Сказывается пресловутая аберрация близости — чем больше новостей из Донбасса поступает в информационное пространство, тем сложнее абстрагироваться от частностей.

К примеру, на пасхальных выходных ситуация заметно обострилась: в Песках и Широкино велись бои — в СМИ и комментариях экспертов это уже преподносится как едва ли не окончательное подтверждение срыва всех мирных договоренностей. На линии противостояния — относительное затишье? Вот тут-то фокус и переключается на нечто более прозаичное — контрабанду, например.

Это, кстати, обнажает еще одну проблему: понимания того, что вообще представляет собой Донбасс. Не только территории за линией противостояния. Она-то как раз перерезала живые связи — между людьми и семьями. Искусственное разделение на «украинский Донбасс» (где размещены гарнизоны силовиков с украинскими шевронами) и «другой Донбасс» запутывает еще больше.

Вообще внимание к происходящему в Донбассе зациклено на хронике боевых действий. Ничего необычного в этом нет: десятки тысяч украинских семей следят за событиями в зоне АТО вовсе не из праздного интереса.

При этом за кадром остается повседневная жизнь миллионов людей на территориях за линией фронта. Что мы знаем о ней? Взрыв склада боеприпасов? Передвижение войск? Да, эти темы занимают львиную долю информпространства. Плюс заявления лидеров НВФ. И, конечно, коррупция — но это уже с нашей стороны. Любо­знательный пользователь соцсетей без особого труда не выходя их дома найдет расценки на проезд через блокпосты, на услуги по «пенсионному туризму» и т.д.

Но возникает и закономерный вопрос: в какой степени можно считать украинским Донбасс, о котором мы ничего, кроме стереотипических штампов, не знаем?

Информацию о повседневной жизни Донецка или Луганска распространяют волонтеры информационного фронта. О ценах на молоко и яйца в Донецке, о работе местных школ и больниц, о народных гуляниях на Пасху и о работе спортивных комплексов (разовое посещение бассейна — 30 грн., тренажерного зала — 25).

Довольно фантасмагорическая жизнь: в один дом попало семь снарядов, в соседнем работает бар. Но она продолжается.

Спросим напрямую — у себя, у каждого, у власти: в какой же степени Украина ощущает сопричастность к происходящему в Донбассе? Речь не о сочувствии, не о сожалении и даже не о сострадании — просто о сопричастности. Честный ответ на этот вопрос поможет определиться с тем, в какой степени Донбасс можно считать украинским.

И О ПОЛИТИКЕ

«Генерал-губернатор» Донетчины Александр Кихтенко в интервью «Зеркалу недели» заявил следующее: «Необходимо восстанавливать экономические связи с оккупированными территориями. Я исхожу из собственного понимания того, что должны работать шахты, заводы, все предприятия региона. Чтобы люди могли сохранить свое рабочее место, получать заработную плату и обеспечивать свои семьи».

Министр внутренних дел Арсен Аваков заочно ответил Кихтенко: инициировал его увольнение. «На ближайшем Кабмине обязательно внесу предложение уволить с должности главу Донецкой ОГА… Это позиция — выбираю слово помягче... коллаборанта!» — мотивировал свои действия Аваков 14 апреля.

И в тот же день Борис Ложкин, глава Администрации Президента, дает интервью, в котором сказал: «Я очень рассчитываю, что в результате последних минских договоренностей в отдельных районах Луганской и Донецкой областей будут восстанавливаться экономика и экономические цепочки… большинство людей на тех территориях хотят не эскалации конфликта, а восстановления экономики, хотят жить в мире и зарабатывать».

В данном случае речь не о непрекращающейся грызне между «Народным фронтом» и Президентом. И не о том, инициирует ли теперь Аваков увольнение Ложкина.

Украинская власть мозаична — это прекрасно с точки зрения конкуренции, системы сдержек и противовесов, но в случае Донбасса предполагает лишь перебрасывание ответственности. И обмен обвинениями в духе «вы поддерживаете коллаборационистов» — «вы не думаете о людях».

Да ни о ком они вообще и не думали.

Информация по темам: Донбасс, АТО

12272
комментарии powered by Disqus

Последние новости

18:14

Гражданство забирают недемократические страны: Боровик о решении Киева

17:36

Школа в Белгороде-Днестровском стала призером рейтинга образовательных учреждений Украины

16:34

Генпрокуратура вмешалась в дело о возврате одесских зданий, отданных по «схеме Смоляра»

15:59

НАБУ проводит обыск в Одесской мэрии – СМИ

14:56

Порошенко уволил известного волонтера с поста главы Любашевской РГА

Погода
Погода в Одессе

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
 

   Copyright © 2015 «Комментарии:», все права защищены

Система Orphus